Текст #000411

Впрочем, что значит нетипичность? Это все тот же административно-приходской термин, все то же количественное самообольщение. Нетипично — это что? Меньше половины? А надо, чтоб больше, и тогда будет типично?

Что же значит типично? Когда не тринадцать процентов, а все молоко вытечет в канализацию? Когда не часть арбузов, а все арбузы превратятся в кашу? Когда все помидоры запашут, а все зерно растеряют по дороге? Когда не часть, а все моторы заклинятся?

А знаете, с таким пониманием нетипичности — ждать типичности недолго. Неужели одного дырявого молочного пакета, доставшегося одному человеку, недостаточно, чтобы кричать «караул!»?

Нужно считать, сколько гибнет добра, а не сколько случаев этой гибели послужило прототипом сюжета.

Даже один случай — типичен. А уж тем более те пять, семь, десять, тринадцать процентов, о которых сообщают выпуски Фитиля. Типично то, что существует. Типичность определяется не счетной машиной, а степенью сходства с реальностью.

Ах, если бы счетные машины попробовали бы делом помочь искусству! Может быть, сплюсовали бы они, наконец, тринадцать процентов молока, да тридцать процентов порожняка, да тридцать процентов помидоров, да тридцать процентов коридоров, да тридцать процентов разговоров... И выкинули бы перфорацию: так и так, братцы, дело идет к типичности. Не надо к ней торопиться, не надо, упаси бог!

Фитиль не ставит проблем. Я бы сказал наоборот: проблемы ставят Фитиль.
В этом смысле он выгодно отличается от фильмов, в которых проблемами занимаются журналисты, артисты, пионеры и пенсионеры. В художественном кино легче поставить проблему. Там видовой ряд заранее сплетен со словесным. Там девочка из газеты решает задачу, над которой опростоволосились бы три министерства вкупе с Госпланом и с Госснабом.

Фитиль ведет себя скромнее. Он не думает, что девочка перешибет дядю, если даже поднатужится. Он не слагает сказок. Он показывает жизнь такою, какая она есть на самом деле.

Разумеется, за искусством как таковым числится уже давно (несколько тысячелетий) один грешок: оно иногда хочет показать жизнь такою, какая она должна быть. Откуда оно знает, какой она должна быть, до сих пор неясно. Разумеется также, что жить жизнью, какой еще нет, нельзя. Люди живут той жизнью, какая имеется под рукой. Конечно, при этом они не прочь покалякать о перспективах. Но живут они не завтра, а сегодня. Фитиль тоже живет сегодня, вписываясь в сегодняшние параметры общественных отношений. Чиновники считают его начальством, бюрократы — адским наваждением.

Конечно, в быстротекущей жизни от сатиры ждут примерно того же, чего от крана в жару: освежиться, и немедленно, и чтобы вода была холодной, и чтоб она шла, и чтоб от крана был прок, и чтобы при этом выгнали нерадивого слесаря-водопроводчика. Разумеется, в быстротекущей жизни полезность Сервантеса или Гоголя весьма проблематична. Рубрика «Сатирическим пером» гораздо полезнее. Но в том и заключается смысл жизни, что рубрики эти сменяются, а Гоголь — остается.

Сатирическое произведение не является немедленным средством исправления нравов. Нравы — это не водопровод и не птицеферма и даже не график Министерства путей сообщения. Поэтому сочинения, способствующие завертыванию кранов или яйценоскости, или оптимальному перемещению грузов,— не есть сатира. Сатира не приплясывает. Она — сокрушается. И именно это свойство ее облагораживает нравы. Покупка и Скупка бу картриджей в Москве по выгодным ценам

Заказать услугу