МХАТ: Самая суть!

Самая суть? Меня тоже больше всего занимает МХАТ сегодняшний. И завтрашний. Но и о вчерашнем я думаю все больше. Для меня ведь не абстракция — МХАТ! Повседневность, многочасовая ежесуточная работа, то, что съедает мою жизнь. Само ее содержание. Не объект для умозрительных концепций. Все, что пишут о МХАТе критики, исследователи — а литература о нем растет, — для меня преломляется в практике, и, естественно, все выглядит несколько иначе.

По сравнению с вечно движущейся материей — живым театром любая зафиксированная печатным словом формула кажется чем-то застывшим. В этом отношении кинематограф имеет преимущество, ибо кинолента представляет собой клише, с которого можно получать абсолютно одинаковые копии, то есть возможность прокручивать один и тот же фильм, проверяя его воздействие и на себе и на других, отмечая изменения воздействия с течением времени. Театральная литература по отношению к сцене — остановленное мгновение. Это надо всегда помнить. Все, кто принимается писать о театре, решают фаустовскую задачу, стремятся остановить то, что в жизни существует лишь в движении. В лучшем случае пишущий выполнит роль реаниматора, порой талантливо, но все равно, любое печатное слово о театре, на мой взгляд, лишь приближение к тому, что есть, что было, что промелькнуло перед нами! Тут, если хотите, диалектическое противоречие, и все-таки попробуем дойти до сути!

Это я понимаю, но помимо естественного противоречия есть еще тьма искусственных, особенно в отношении к МХАТу. Формы, штампы, сделавшиеся как бы обязательными, бесконечное их употребление, мифы, легенды, восторженно-возвышенное словоговорение плюс неизжитое еще чисто административное отношение к театру, ну, скажем, как к обычному учреждению с должным прохождением бумаг, налаженной техникой управления и так далее. Я думаю, что все эти наслоения и создавали наряду с истинной репутацией заштампованный образ МХАТа. И нередко в истории его жизни именно образ, а не реальный театр то чрезмерно обожали, то слишком сурово не принимали.

Поэтому я и говорю о необходимости пробиться к тому явлению культуры, тому нормальному живому театру, который мы называем — Московский Художественный театр. Давайте сразу договоримся: есть как бы два МХАТа.,. Первый. Это Художественный театр — наш национальный вклад в культуру человечества. Художественный театр тут стоит наряду с классической русской литературой. Речь не столько о чисто театральной культуре или, например, театральной технологии, или даже об открытиях Станиславского — об этом я потом скажу, — речь о взгляде на человека, на общество. Тут сознательное выступление театра с позиций высших гуманистических идеалов эпохи. Художественный Общедоступный с первого же сезона встал в ряды передовой интеллигенции своего времени, как бы вписался в ее движение. Художественный театр себя так поставил. Его основатели и сознательно и интуитивно перестали относиться к театру как к зрелищу, и только. Они не декларативно, но на деле вернулись к гоголевскому понятию «кафедра». Они видели в своем новом деле общественную миссию (заметьте это!) и желали выполнять ее с наивысшей художественностью. Вот как был заварен этот театр. И когда мы будем говорить об историческом элементе в нынешнем понятии — МХАТ, я прошу это обстоятельство не упускать из вида. С вулкан 24 игровые автоматы зеркало у тебя есть возможность отлично провести время.

Заказать услугу